Разработка и регистрация лекарственных средств

Рекомбинантные антигены вакцин для лечения вируса папилломы (обзор) (№14 февраль 2016)

Дата: 30.06.2016 | Архив статей

М.А. Жученко1*

1 – Государственный научный центр Российской Федерации ФГУП «Государственный научно-исследовательский институт генетики и селекции промышленных микроорганизмов»  (ФГУП «ГосНИИгенетика»), 117545, Россия, г. Москва, 1-й Дорожный пр-д, 1
1 – Scientific Center of Russian Federation «Research Institute for Genetics and Selection of Industrial Microorganisms», 1, 1st Dorozniy proezd, Moscow, 117545, Russia

* адресат для переписки:
E-mail: axiflipper@gmail.com  

Резюме. Профилактика заболеваний, ассоциированных с вирусом папилломы человека, на сегодняшний день осуществляется двумя лицензированными вакцинами – «Гардасил» и «Церварикс», содержащими в качестве антигена вирусоподобные частицы на основе главного капсидного белка L1. Свойства L1 не позволяют обеспечить защиту от всех патогенных штаммов ВПЧ, демонстрируют низкую эффективность при вакцинации пациентов среднего и пожилого возрастов и не являются терапевтически эффективными. Следующее поколение вакцин, содержащих консервативные эпитопы минорного белка L2, а также онкобелки Е6 и Е7, обещают предоставить широкую защиту от всех ВПЧ, препятствуя как возникновению, так и распространению кожных новообразований.

Ключевые слова: ВПЧ, VLP, L1, L2, E6, E7, БТШ, вакцина.

The recombinant antigens for vaccines for the treatment of papillomavirus (Review)

M.A. Zhuchenko1*

Abstract. Two licensed vaccines Gardasil and Cervarix, containing main capsid protein L1 virus-like particles antigen, are used for prevention of diseases associated with human papilloma virus. L1 cannot provide protection against all pathogenic strains of HPV, shows low efficacy in middle and old age vaccinated patients, and are not therapeutically effective. The next generation of vaccines that contain minor protein L2 conserved epitopes as well as oncoproteins E6 and E7 promise to provide broad protection against all HPV, and prevent the emergence and spread of skin lesions.

Keywords: HPV, VLP, L1, L2, E6, E7, HSP, vaccine

ВВЕДЕНИЕ

Иммунологическая специфичность и клеточная память лежат в основе принципа вакцинации, направленного на создание более быстрого и эффективного вторичного иммунного ответа [1]. Эволюция представлений о структуре и свойствах антигенов вакцин позволяет классифицировать их на несколько поколений. Первое поколение – живые, инактивированные, корпускулярные и химические вакцины – представлено препаратами микроорганизмов, аттенуированных различными типами воздействий [2]. Несмотря на значительную эффективность ряда вакцин первого поколения, их основными критическими недостатками остаются риски реверсии вирулентности, высокое содержание клеточного балласта, высокая реактогенность, присутствие остаточного количества химических инактиваторов и вирусов-контаминантов, затруднённый контроль качества при промышленном производстве [3].

Развитие биотехнологии и генной инженерии послужило импульсом для разработки вакцин второго поколения. Биосинтетические вакцины представлены рекомбинантными белками, соответствующими аминокислотным последовательностям тех структур вирусного или бактериального белка, которые распознаются иммунной системой и вызывают иммунный ответ. Подобные вакцины лишены недостатков вакцин первого поколения и способны вызывать иммунный ответ узкой специфичности. Несмотря на меньшую эффективность вакцин второго поколения вследствие меньшей иммуногенности искусственно созданных участков в сравнении с исходным вирусом, комбинированное использование нескольких иммуногенов способно обеспечить высокий иммунный ответ при существенном снижении реактогенности и побочного действия вакцины [4].

Считается, что все профилактические вакцины работают по механизму индукции нейтрализующих антител, понижая количество зараженных клеток и предотвращая заболевание. Эффективные профилактические вакцины позволяют имитировать целевые инфекции и подготавливают приобретённый иммунитет к последующей встрече с инфекционным агентом. Терапевтические вакцины предназначаются для уничтожения инфицированных клеток. Такие вакцины должны активировать антигенспецифические Т-клеточные эффекторные механизмы, которые используются иммунной системой организма для контроля и ликвидации вирусных инфекций. Эти механизмы включают Т-клеточную цитотоксичность и секрецию цитокинов с прямым или косвенным воздействием на инфицированные клетки – IFN-α и IFN-γ или IL-1 и IL-12 соответственно [5].

Открытие Х. Хаузена, установившего роль вируса папилломы человека в развитии рака шейки матки, послужило основанием для профилактики ВПЧ-ассоциированных заболеваний методом вакцинации [6]. Вирусы папилломы человека, включающие свыше 100 различных типов, способны инфицировать гениталии и слизистую ануса и служат основным провоцирующим фактором в развитии аденокарциномы, рака влагалища, рака полового члена [7]. Несмотря на отсутствие летальных случаев, папилломы наносят существенный вред здоровью, снижают качество жизни пациентов, требуют длительного лечения и весьма часто рецидивируют вне зависимости от типа лечения.

Строение ВПЧ

Вирусы папилломы человека, ВПЧ (Human Papillomavirus, HPV), – группа вирусов из рода папилломавирусов, рода А семейства паповирусов (Papovaviridae). Вирусы диаметром 52–55 нм обладают капсидом кубического типа симметрии, состоящим из 72 капсомеров и образующим икосаэдр с триангуляционным числом, равным семи; суперкапсид отсутствует. Сферическая структура сформирована двумя типами пентамеров, образующих соответственно по шесть и по пять связей с соседними пентамерами. Геном вируса, заключённый в кольцевидной замкнутой двух цепочечной ДНК, образован приблизительно 8000 пар оснований, разделенных на шесть ранних, «E» (early), и два поздних, «L» (late), гена (рисунок 1). Классификация папилломавирусов обусловлена различиями в их последовательностях [8].

Рисунок 1. А – Структура генома ВПЧ, Б – модель структуры капсида ВПЧ, В – модель L1, модель димера Е7

ВПЧ реплицируются исключительно в многослойном плоском эпителии, используя дифференциацию эпителия для регуляции собственной репликации (рисунок 2). Инфицирование эпителиальных стволовых клеток, расположенных в базальном слое, происходит за счёт проникновения вируса через микроповреждения эпителиальных тканей. Репликация вирусной ДНК, протекающая в эпителиальных стволовых клетках и переходных делящихся клетках, требует участия белков E1 и E2. В результате репликации переходные делящиеся клетки заполняют базальный слой эпителия. Последующая экспрессия вирусных белков Е6 и Е7 задерживает процессы остановки и дифференциации клеточного цикла, препятствуя развитию эпителиальных клеток до фенотипа кератиноцитов. Сбой в остановке клеточного цикла приводит к дальнейшей вирусной репликации в супрабазальных эпителиальных клетках и к утолщению кожи и возникновению бородавок. По мере завершения процессов дифференциации эпителиальных клеток до зрелых кератиноцитов происходит сборка структурных белков L1 и L2. Финальная сборка зрелых вирионов осуществляется в поверхностных слоях эпителиальных клеток. 

Рисунок 2. Основные этапы жизненного цикла ВПЧ в плоском эпителии [5]

Инфицирование вирусами папилломы высокого риска может приводить к интеграции вирусной эписомы в ДНК хозяина. Интеграция зачастую сопровождается изменением последовательности вирусного гена E2, отвечающего за подавление транскрипции генов Е6 и Е7. Как следствие, клетки с избыточной экспрессией Е6 и Е7 приобретают способность к неконтролируемой пролиферации, приводящей к различного рода дисплазиям [5].

Инфицирование половых органов и анальной области папилломавирусами проявляется в форме кондилом и дисплазий, их злокачественность обусловлена свойствами ранних генов. Идентификация папилломавирусов в организме пациента позволяет установить клинический исход и определить наиболее эффективную терапию. Известно, что папилломавирусы 2 и 27 типов опосредуют появление «простых» бородавок, 6 и 11 типов связаны с незлокачественными папилломами и кондиломами аногенитальной области и гортани, а 16 и 18 типов – с карциномами. Другие типы ВПЧ также могут приводить к инвазивному раку или карциномам [9].

Антигены на основе структурных белков ВПЧ

Белки L1 и L2 отвечают за сборку капсида и упаковку ДНК, при этом L1 является определяющим в образовании пентамеров капсида [10]. Рекомбинантная экспрессия L1 в дрожжевых и вирусных системах позволяет получать вирусоподобные частицы (VLP), состоящие из пентамеров L1, объединённых в структуру, близкую к оригинальному вириону [11]. Аминокислотные последовательности L1 высококонсервативны, так, оценка 49 последовательностей различных типов ВПЧ показала, что отличия в аминокислотных последовательностях L1 составляют приблизительно 10% [12]. Типоспецифичные вариабельные аминокислотные остатки перемежаются с сегментами консервативных остатков. Пространственное моделирование структуры VLP позволило определить, что вариабельные регионы, представленные последовательностями размером 10–30 аминокислотных остатков, находятся на выступающей наружной поверхности VLP и образуют пространственные структуры типа альфа-спираль, при этом консервативные области погружены во внутреннюю часть вириона (рисунок 2). Экспозиция вариабельных регионов на поверхности VLP позволяет предположить, что альфа-спирали L1 являются вероятными кандидатами для взаимодействия с рецепторами клеток. Одним из возможных внеклеточных мембранных белков является интегрин альфа, биосинтезирующийся в разнообразных типах клеток [13].

Распознавание эпитопов при их нейтрализации моноклональными и поликлональными сыворотоками позволило определить, что именно плотноупакованная структура поверхности капсомера опосредует его высокую иммуногенность [14]. Типоспецифичность определяется именно составом эпитопов. VLP, сформированные главным капсидным белком L1, индуцируют выработку нейтрализующих антител класса IgG у привитых животных. Иммунизация препаратами VLP позволяет защищать экспериментальных животных от последующего заражения вирусом [15, 16].

Функциональные физиологические характеристики L1 послужили поводом для разработки вакцин на основе VLP. Как было показано выше, подобные препараты не содержат продукты экспрессии ранних генов и не являются инфекционными. Современные вакцины против ВПЧ-ассоциированных заболеваний представлены препаратами Гардасил® и Церварикс®, содержащими в качестве действующих веществ вирусоподобные частицы на основе L1 (таблица 1).

II и III фазы клинических исследований, проведённые в Америке и Европе, показали, что через месяц после третьей вакцинации почти для 100% женщин в возрасте от 15 до 26 лет уровни антител к каждому генотипу ВПЧ были в 10–104 раз выше, чем для контрольной группы, при этом уровни, достигнутые после вакцинации, были обратно пропорциональны возрасту [18, 19]. Выработка антител после введения третьей дозы и через 18 месяцев после вакцинации сокращалась примерно на один порядок, после чего выравнивалась, оставаясь неизменной на протяжении как минимум 5 лет наблюдения [20]. Исследование терапевтической эффективности вакцин в лечении умеренной дисплазии шейки матки (CIN II) и аденокарциномы шейки матки (AIS) среди женщин, инфицированных ВПЧ 16 и 18 типов, показало отсутствие защитного эффекта. Наблюдаемая эффективность вакцин в отношении CIN II и AIS была намного ниже для инфицированных женщин, чем для женщин без признаков ВПЧ-инфекции в прошлом [21].

Таблица 1. Зарегистрированные VLP-вакцины ВПЧ [17]

Производитель / торговое наименование

Квадривалентная вакцина

Бивалентная
вакцина

Merck [Gardasil]

GlaxoSmithKline [Cervarix]

Генотипы VLP

6, 11, 16, 18

16, 18

Клеточный

субстрат

Дрожжи (Saccharomyces cerevisiae)

Клетки насекомых (бакуловирусная экспрессионная система)

Адъювант

Аморфный гидроксифосфат-сульфат

алюминия (AAHS)

3-0-дезацил-4`-монофосфориллипид А (MPL), сорбированный на гидроксиде алюминия (AS04)

 

Зафиксированные данные позволили рекомендовать «Гардасил» и «Церварикс» исключительно для профилактики ВПЧ-ассоциированных заболеваний. Среди недостатков вакцин можно выделить низкую эффективность при вакцинации пациентов среднего и пожилого возрастов, побочные эффекты в форме болевых ощущений в месте инъекции, эритем и отёков, необходимость повторной вакцинации и высокую цену (на уровне 3000–5000 руб.). Вакцины на основе L1 не защищают от всех патогенных типов ВПЧ. Следующее поколение вакцин, содержащих консервативные эпитопы белка L2, обещает предоставить широкую защиту от всех ВПЧ, препятствуя как возникновению рака, так и распространению доброкачественных кожных неоплазий.

Минорный структурный белок L2 присутствует в вирионе ВПЧ в количестве примерно в 30 раз меньшем, чем L1 [22]. Мономеры L2 формируют межмолекулярный комплекс с пентамерами L1, закрепляясь во внутренней части капсида ВПЧ. Считается, что L2 не участвуют в формировании капсида и не взаимодействуют с клеточными рецепторами. Их биохимическая активность опосредует сборку вирусных ДНК [23]; обеспечивает процессы проникновения вируса в клетки хозяина и последующего внутриклеточного транспорта вирусного генома [24]; индуцирует конформационные изменения в поражённых вирусом клетках за счёт нарушения структуры мембран [25].

Несмотря на тот факт, что L2 не участвует в процессах связывания вирионов с клетками, небольшой фрагмент L2 экспонируется на поверхности капсида и является доступным для множества нейтрализующих антител [26]. Известно, что на N-концевой части L2 содержатся высококонсервативные для человеческих и животных штаммов вируса последовательности. Некоторые антитела, специфичные к ряду эпитопов N-концевой части L2, могут перекрестно нейтрализовать широкий спектр человеческих и животных штаммов вируса [27].

Иммунизация кроликов двумя модельными белками, представленными фрагментами эпитопов L2, конъюгированных с белками λ-CII и trpE, приводила к выработке высокого титра антител и препятствовала развитию модельной кожной инфекции [28, 29]. Иммунизация крупного рогатого скота экспериментальной профилактической вакциной на основе L2, слитого с глютатион-S-трансферазой, и алюминиевого адъюванта приводила к выработке нейтрализующих антител и обеспечивала продолжительную устойчивость к инфекции при низких дозах антигена [30]. Терапевтическая вакцина на основе L2 для лечения генитальных бородавок в настоящее время проходит клинические испытания [31].

Имеются данные о выделении двух антител к эпитопам L2 ВПЧ 16 типа, способных нейтрализовать модельную вирусную инфекцию как 16, так и 6 типов ВПЧ. Эти моноклональные антитела распознают фрагменты L2, соответствующие аминокислотным остаткам №108-120; стоит отметить, что эта область гомологична для различных генотипов вируса папилломы [32]. По всей видимости, эти кросс-реактивные эпитопы экспонируются на поверхности вириона ВПЧ, что делает возможным их нейтрализацию [30, 32].

Известно, что в развитии ВПЧ-ассоциированных неоплазий участвуют как минимум 15 штаммов ВПЧ высокого риска [33]. Изготовление на основе вирусоподобных частиц, полученных из штаммов различных серотипов, лекарственных препаратов, направленных на полную защиту от инфекции, представляется громоздким и дорогим. По этой причине кросс-реактивные консервативные эпитопы L2, обладающие широкой специфичностью к ВПЧ различных генотипов, являются перспективными кандидатами для создания эффективных профилактических вакцин против ВПЧ.

Антигены на основе ранних белков вириона ВПЧ

Онкобелки Е5, Е6 и Е7 отвечают за возникновение и поддержание предраковых новообразований и являются приоритетными кандидатами при разработке вакцин терапевтического действия [8]. Е6 и Е7 играют критическую роль в патогенезе опухолевого роста, приводя к подавлению механизмов иммунного контроля и неконтролируемому клеточному делению [35]. Они способны изменять клеточный цикл за счёт связывания с белками-супрессорами опухолевого роста р53 и pRb. Прочность связывания и степень инактивации белков-супрессоров напрямую влияют на вероятность перевода незлокачественной папилломы в злокачественное новообразование. Трансформационная активность ВПЧ опосредована комбинированным действием Е6 и Е7, использование отдельного антигена Е7 устраняет риски реверсии вирулентности.

При изучении биопсийного материала установлена связь между гиперэкспрессией Е7 и уменьшением количества pRb. Основное свойство онкопротеинов Е7 заключается в их трансформационной активности, приводящей к изоляции гипофосфорилированных форм pRb [35]. Е7 штаммов высокого риска связывают pRb плотнее и фосфорилируются до большей степени, нежели Е7 штаммов низкого риска; различия обусловлены их разной аффинностью к pRb для различных штаммов ВПЧ [36].

Аминокислотную последовательность онкопротеинов Е7 можно условно разделить на три региона: CR1, CR2 и CR3 (рисунок 2). CR1 и CR2 представлены неструктурированными гибкими последовательностями, готовыми к взаимодействию с pRb без предварительной реструктуризации Е7. Аминокислотная последовательность LHCYE, принадлежащая CR2, непосредственно отвечает за связывание с pRb. CR3 способен автономно сворачиваться в высокоструктурированный цинксвязывающий домен, опосредующий димеризацию Е7 [37]. В многочисленных исследованиях было показано, что Е7 демонстрирует АТФ-зависимую шаперонную активность на ряде модельных белков, что может объяснить его широкую специфичность к различным мишеням, в том числе pRb [38].

Экспериментальные терапевтические вакцины на основе E7 показали эффективность на животных моделях, часть из них находится на II и III фазах клинических исследований [5, 39]. Показано, что основные недостатки антигенов Е7 связаны с их слабой презентацией иммунокомпетентным клеткам, что отражается на низких уровнях выработки эффекторных популяций Т-клеток и плохом распространении этих популяций в невоспаленные участки организма. Таким образом, при разработке эффективной вакцины на основе Е7 решающее значение имеет выбор адъюванта [40].

Одним из наиболее интересных решений по увеличению иммуногенности Е7 является их рекомбинантная гибридизация с высокомолекулярными белками теплового шока (БТШ). БТШ усиленно вырабатываются под воздействием стрессовых условий, предотвращая агрегацию и участвуя в сборке неверно свёрнутых белков. Они отвечают за транспорт белков вдоль мембранных органелл, стабилизацию свежесинтезированных или несвёрнутых полипептидов и контролируют биологическую активность белков-субстратов посредством регуляции фолдинга, что позволяет классифицировать их как белки-шапероны [41].

Основной интерес к высокомолекулярным БТШ связан с их влиянием на иммунокомпетентные клетки, что позволяет рассматривать их использование при создании вакцин. Считается, что при стрессовых ситуациях и при повреждениях тканей БТШ выходят из клеток, выступая в качестве модуляторов иммунного ответа [42]. Исследования биопсийного материала показали, что половина изученных опухолей имели на наружной мембране БТШ70, при исследовании здоровых тканей аналогичного происхождения белок не был обнаружен [43].

В многочисленных исследованиях показано, что БТШ70 способен стимулировать выработку естественных киллеров и цитотоксических Т-лимфоцитов и участвовать в их транспорте к опухолевым клеткам [44]. Известно, что БТШ70 может принимать участие в презентации антигенов совместно с белками главного комплекса гистосовместимости, при этом формирование комплекса с антигеном предотвращает протеалитический гидролиз антигена и позволяет депонировать достаточное количество антигена для презентации [45]. Введение белка мышам с привитой опухолью приводило к увеличению продолжительности их жизни и уменьшению опухолей [46].

Ещё одной описанной иммуномодулирующей функцией БТШ70 является его способность стимулировать выработку фактора некроза опухолей, интерлейкинов, макрофагов и лимфоцитов, что приводит к активации системы врождённого иммунитета [47]. Предполагается, что ковалентная конъюгация Е7 с БТШ70 позволит увеличить иммуногенность Е7 [48].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение структуры и свойств функциональных элементов вириона ВПЧ позволяет моделировать вакцины с предсказуемой профилактической и терапевтической эффективностью. Основными недостатками таких вакцин являются слабая презентация антигена и пониженный транспорт в невоспаленные участки организма. При разработке эффективной вакцины определяющим моментом является правильный выбор адъюванта, способного участвовать в процессах презентации и обладающего ярко выраженными иммуногенными свойствами. Комплексные адъюванты на основе неорганических солей алюминия и высокомолекулярные белки теплового шока могут стать перспективными кандидатами для повышения иммуногенности вакцин для лечения ВПЧ-ассоциированных заболеваний.

FDA одобрил адъювантную терапию Sutent для рака почки FDA одобрил адъювантную терапию Sutent для рака почки Препарат Sutent прошел регистрацию FDA для пациентов с высоким риском раком почки. Разработка компании Pfizer предназначена для адъювантной терапии. Она позволяет снизить риск рецидива или предотвратить развитие болезни у пациентов с повышенной предрасположенностью к почечной клеточной карциноме. Препарат является актуальным проектом, т.к. у пациентов с этой болезнью, у которых есть нефрэктомия, часто повышенный риск возобновления рака.

ЛП Hemlibra против гемофилии А прошел регистрацию FDA ЛП Hemlibra против гемофилии А прошел регистрацию FDA FDA одобрил Hemlibra (emicizumab-kxwh) – препарат для лечения гемофилии А у взрослых и детей, у которых развились антитела, называемые ингибиторами фактора VIII.

Препарат для Т-клеточной лимфомы получил рекомендацию CHMP Препарат для Т-клеточной лимфомы получил рекомендацию CHMP Европейский комитет CHMP дал положительную рекомендацию препарату Adcetris для лечения Т-клеточной лимфомы (КТКЛ).

Акция! Лабораторное оборудование Binder со склада в Москве! Акция! Лабораторное оборудование Binder со склада в Москве! Уважаемые партнеры! Рады сообщать Вам о специальной акции от Binder, Германия. Оборудование Binder для фармацевтических лабораторий с сертификатами и протоколами валидации доступно со склада в Москве.

Универсальная платформа для различных биопроцессов от Infors HT Универсальная платформа для различных биопроцессов от Infors HT Универсальная платформа для различных применений: Labfors 5 – настольный биореактор, отличающийся простотой управления, гибкостью и возможностью работы с различными объемами культуры от 0,5 л до 10 л. Биореактор Labfors 5 может быть настроен под конкретную задачу, связанную как с культивированием микробных клеток, так клеточных культур. Специальная опция LED подсветки позволяет проводить культивирование фотосинтезирующих микроорганизмов в биореакторе Labfors 5. Благодаря использованию неметаллических сосудов можно осуществлять культивирование в агрессивной среде, а применение одноразовых систем оптимально для работы с клеточными культурами.

Металлодетекторы CEIA на выставке Pharmtech & Ingredients Металлодетекторы CEIA на выставке Pharmtech & Ingredients Компания CEIA занимается разработкой и производством металлодетекторов для различных областей применения. Уникальность применяемых технологий позволили компании занять уверенные позиции в своей отрасли. Благодаря применению новейших разработок и достижений удалось достичь существенного снижения размеров производимого оборудования без ущерба для производительности, а в сочетании с низким энергопотреблением и длительным сроком службы металлодетекторы CEIA позволят максимально оптимизировать Ваши задачи.

Системы для анализа терапевтических белков ProteinSimple на выставке Pharmtech & Ingredients Системы для анализа терапевтических белков ProteinSimple на выставке Pharmtech & Ingredients В этом году компания ProteinSimple принимает участие в крупнейшей выставке фармацевтической отрасли Pharmtech & Ingredients в составе коллективной экспозиции на стенде ГК «Фармконтракт». Наиболее востребованные единицы оборудования для анализа терапевтических белков будут представлены на стенде официального дистрибьютора (Павильон №2, Зал №7, стенд A211). Специалисты компании ProteinSimple лично проведут демонстрацию приборов на стенде партнера, расскажут об особенностях применения оборудования и ответят на любые интересующие Вас вопросы. Более того специалисты компании ProteinSimple примут участие в семинаре, организуемом ГК «Фармконтракт», в рамках которого расскажут об инструментальных решениях для разработки, контроля качества и контроля высвобождения

Новый эксикатор SICCO позволяет работать с соединениями, обладающими высокой химической активностью Новый эксикатор SICCO позволяет работать с соединениями, обладающими высокой химической активностью Боковины эксикатора прозрачны и выполнены из боросиликатного стекла, которое не поглощает излучение в видимой области спектра. Благодаря проницаемости для ультрафиолета допускается работа с продуктами для фотохимических реакций. Физические свойства соответствуют DIN ISO 3585. Боросиликатное стекло имеет высокую химическую устойчивость при работе со спиртами, водой, кислотами и их смесями, а также с хлором, йодом и бромом.

23 ноября в рамках Pharmtech & Ingredients состоится семинар «Разработка и регистрация лекарственных средств» 23 ноября в рамках Pharmtech & Ingredients состоится семинар «Разработка и регистрация лекарственных средств» 23 ноября 2017 года ГК «Фармконтракт» при поддержке научно-производственного журнала «Разработка и регистрация лекарственных средств» проведет семинар для специалистов отечественного фармрынка по самым обсуждаемым в 2017 году вопросам.

23 ноября FPS в рамках выставки Pharmtech проведет мастер-класс по работе с токсичными АФИ 23 ноября FPS в рамках выставки Pharmtech проведет мастер-класс по работе с токсичными АФИ Итальянский разработчик и производитель различных типов барьерных систем и оборудования для микронизации, компания FPS в рамках выставки Phamtech & Ingredients проведет мастер-класс «Интегрирование лабораторного и промышленного оборудования для работы с токсичными АФИ (HPAPI) в барьерные системы FPS».

22 ноября 2017 г. в рамках выставки Pharmtech & Ingredients пройдет круглый стол по контрактному производству 22 ноября 2017 г. в рамках выставки Pharmtech & Ingredients пройдет круглый стол по контрактному производству Второй день выставки Pharmtech & Ingredients будет интересен не только в плане выставочной экспозиции, но и, пожалуй, одним из самых актуальнейших за последние 2 года круглым столом «Контрактное производство фармацевтической продукции».